ДЕТИ-"ШКОЛЬНЫЕ ИЗГОИ" И ЗАЗАБОРНЫЙ ЭФФЕКТ

Важная и объемная тема «про школу» и «детей-изгоев». Важная потому, что многие Родители, обнаруживающие «школьную проблему» у Ребенка, так или иначе «не попадают» в адекватность оценки ситуации. Это происходит по многим причинам и происходит «не нарочно», эмоциональность Родителей вполне объяснима...

С одной стороны, неравнодушие Родителей — это хорошо и гораздо лучше, чем безразличие, с другой стороны, излишняя эмоциональность может приобретать формы «медвежьей услуги».

Попробуем найти Золотую Середину... Приведем вымышленный, но характерный пример «жалобы» Родителей (одного из Родителей, пусть в примере этот будет Мама, а в качестве Ребенка назначим Дочь):

«Моя дочь учится в шестом классе. Она - изгой в классе, у нее заниженная самооценка. В классе есть группа девочек, которая считает себя «элитарной», они над ней издеваются, могут высмеять и даже проявить прямую агрессию, например, что-то выхватить из ее рук. Дочь приходит из школы в слезах, но ничего толком не рассказывает, даже, когда я спрашиваю — почему она не дает отпор агрессорам, а уходит сторону. Она говорит, что не хочет с ними связываться. Что делать?».

Рассмотрим исходные данные:
  • средняя школа, 6-й класс, 12 лет, начало подросткового возраста, который сам по себе достоин многих «отдельных» разговоров
  • в классе есть некая группа девочек, которые создали «группу внутри группы»
  • «она — изгой в классе, у нее заниженная самооценка»: мама уже поставила «оценку» дочери, «назначила диагноз» и, соответственно, все ее диалоги с дочерью бессознательно ведет, исходя именно из этой «оценки», что само по себе уже неэкологично для дочери и неэффективно в диалогах
  • «назначая» дочери «изгойство» и «заниженную самооценку» мама «сливается с агрессором» (дочь именно так может это воспринимать бессознательно: «Мама не на моей стороне, она на стороне этих элитарных девочек, мама меня не поддерживает, она «заодно» с ними»), собственно, на этом вся эффективность диалогов заканчивается
  • в мамином рассказе есть некоторое противоречие: с одной стороны, она сообщает о фактах («высмеивают», «проявляют прямую агрессию»), с другой стороны, далее сообщает «ничего толком не рассказывает», можем сделать предположение: либо мама проецирует (вносит «свое») либо «не всё слышит» в рассказах дочери
  • обратим внимание на этот переход: «ничего толком не рассказывает, даже, когда я спрашиваю — почему» — здесь мама ясно показывает, что вытесняет из разговора очень важный момент, который мог бы прояснить ситуацию, вытесняет ответ на вопрос ЧТО (произошло) и фактически переходит в условное «наступление» - «Почему не даешь отпор?», то есть из важного диалога «выпадает», собственно, непосредственный повод диалога
  • «дочь приходит из школы в слезах, но ничего толком не рассказывает»: обратим внимание, что мама не описывает, как она реагирует на слезы дочери, во всяком случае, она по каким-то причинам пропустила описание своих действий в тот момент, когда увидела дочь в слезах, и вновь наблюдаем «перескок» (вытеснение реакции мамы на слезы дочери), если смотреть на описание, то получается, что вместо со-чувствия, дочь сразу вынуждена отвечать на мамины вопросы
Кое-что про Зазаборный Эффект... 

8-9 из 10 участников т.н. «элиты» класса и до тридцати лет не дотягивают, по пути не попав, скажем мягко, в малоприятные ситуации и состояния. Именно потому, что в классе они так и не получили должного опыта «выживания», сбиваясь в «стайку» (потому, что по-отдельности, ох, как страшно и не возможно, у каждого из них нет определенных ресурсов или они уже глубоко «зарыты»). 

«Школьная стайка» имеет т.н. «зазаборный эффект» (отступая от темы: ровно та же схема «зазаборности» удерживает людей в «сектах» разной степени деструктивности). 

В школе есть структура, своя иерархия, писанные и неписанные правила, то есть «всё понятно», вся система координат прописана «от» и «до». «Элитарной стайке» очень комфортно появиться и существовать в таких тепличных условиях. Участникам Внутри «стайки» очень комфортно.


А вот во Вне («ЗА забором») — нет, не комфортно совсем. Так как жизнь «за забором» (вне школы и после окончания школы) никаких структур, как школьная структура, не имеет. Когда участники «элитарной стайки» оказываются «за забором», то есть Вне комфортных условий, оказывается, что к реальной жизни они совсем не готовы.

У кого больше шансов выжить в реальной жизни — у людей, которые от забора и на пару метров отойти не могут или у того, кто внутрь забора себя и не вносил?

Что в данном случае может действительно зависеть от Родителей, кроме уже описанного в комментариях к «маминой жалобе»?

1. По поводу «ничего толком не рассказывает».

Попробуйте взять инициативу на себя (это могут делать оба родителя — и мама, и папа, также напоминаю, что мы говорим о детях более старшего возраста, о подростках, а не о «совсем еще маленьких»), то есть делитесь с ребенком вашими рассказами о вашей неуверенности в себе, страхах («огорошивать» не надо, по чуть-чуть, не «превращая» ребенка в вашего Родителя, но в близкого друга) и при этом просите «совета», поддержки, делитесь «сокровенным».

Это позволит ребенку почувствовать и осознать, что...:
  • чувствовать неуверенность, чего-то бояться, сомневаться в себе — Разрешено, Можно и это Ненаказуемо (неСтрашно; «со всяким может случиться»);
  • жаловаться маме/папе на свои страхи и неуверенность — можно, это приносит облегчение и дает поддержку.
То есть «покажите на себе» — как можно Доверять. Это не быстрый процесс, но дорогу осилит идущий.

2. Возможно, у ребенка не сформирована или не четко сформирована модель «как выказать агрессию в социально-приемлемой форме». Это тоже «епархия» родителей. Кратко говоря, ребенок просто никогда не видел, а как родители отстаивали свои «взрослые позиции во взрослых разговорах» без применения вербального или физического насилия.

3. По поводу «не дает отпор агрессорам, а уходит сторону». Возможно, что ребенок делает это не из-за трусости, а потому, что уже обладает некоей взрослой мудростью. Как на дороге — «Закон Трёх Дэ», Дай Дорогу Дураку. И Дурак уедет по-дальше, и сам доедешь спокойнее.

В завершении...

Уважаемые родители, пожалуйста, не стесняйтесь контактировать с детскими психологами. Психологи — не врачи, а дети — не больные. Лечение электричеством и трепанацию черепа давно отменили, психологи не прописывают страшные таблетки и не фиксируют детей простынями на кровати...Зачастую родители не идут на контакт с детским психологом, чтобы не услышать неизбежного:

«У детей проблем нет, проблемы есть у их родителей»

...Либо родители своевольно прерывают контакт с детским психологом сразу после того, как услышат от него «некий намек», мол «вам сначала собой заняться бы...», после чего психолог назначается бракованным негодяем, «сам_дураком_и_психом».

Здесь, уважаемые родители, придется наступить на горло «собственной песне»... если, конечно, вы действительно заинтересованы в реальной помощи ребенку.

Как контактировать с детским психологом?

В современной реальности почти в каждой уважающей себя школе есть т.н. «школьный психолог». Да, все психологи — разные, да, у психолога в школе «бумажной работы и волокиты» больше, чем надо, но он в школе для того и находится, чтобы помогать детям и родителям.

Важный момент. Из-за особенностей «школьной жизни» в целом, к сожалению, информация из кабинета школьного психолога может «утекать», это очень плохо потому, что нарушения условий конфиденциальности — это самое тяжкое, что может произойти в контексте эффективности контакта. Даже сам ребенок может озвучить буквально: «К школьному психологу не пойду, тогда меня затюкают окончательно». Ничего страшного! В этом случае есть два варианта:
  • если вы доверяете именно этому школьному психологу, договоритесь с ним о консультации, конфиденциальность которой будет обеспечена (психологи - не экстрасенсы, мыслей не читают, просто сообщите, что у вас есть сомнения насчет конфиденциальности, грамотный психолог поймет, о чем идет речь);
  • выберите детского психолога вне школьных стен (вне Забора), то есть в частном порядке, да, это «финансовые расходы», но они того стоят.
Примечание.

Я не работаю с детьми, но работаю с их родителями. И с теми взрослыми, которые были детьми.

Автор: Е.А.Нечаева, 2016 (С)