ЧТО ТАКОЕ КОУЧИНГ?

Коучинг по сути своей — это краткосрочная фокусная терапия. Если Вы посмотрите учебники и иные первоисточники по современной фокусной психотерапии, то увидите, что коучинг — это некая выборка «самых практичных упражнений» краткосрочной психотерапии, несколько упрощенная и адаптированная для «достигательства», достижения неких целей и задач.

Но коучинг и фокусная психотерапия — это далеко не одно и то же. Различие есть, и оно значительное. Коучинг — это процесс для здоровых, очень здоровых людей. Нет, мы не говорим о том, что люди, обращающиеся за краткосрочной психотерапией — сумасшедшие или больные. Мы говорим о том, что любой инструментарий, в том числе коучинговский, не стоит применять совсем бездумно.

Всегда есть нюансы, которые нужно учитывать. Где-то можно, а где-то стоит воздержаться. Самый «простой» пример: если человек находится в каком-либо кризисе, то коучинг для него просто бесполезен. Абсолютно неэффективно занимать человека «достигательством» и Вдохновлять его на некие Подвиги, если он находится в критическом или кризисном состоянии. Да, и такая работа может принести некие результаты, но чаще эти результаты не приносят ожидаемого эффекта, а иногда то критичное состояние, в котором пребывает человек, может резко усугубиться по завершению краткого и активного Взлёта.

Да, я сама уверенно утверждаю — коучинг-инструментарий действительно универсален, его можно применять в любом виде человеческой деятельности и бездеятельности, по любым запросам. Но универсальность имеет свою силу только на «здоровой территории» либо в достаточно узком сегменте, например, «только в работе, но не в сложных отношениях с родными», «только в корпоративных целях, но не в личной жизни» и т.п.

Элементарный пример. На заре практики. Пришел человек с «чисто-коучинговским» запросом, допустим, «к Новому Году заработать миллион». И на первой же сессии человек заплакал, рассказал о своей собаке, которая недавно умерла, которая была ему верным другом... И мы оба поняли — пока мы «тему с собакой» не «закроем», не обсудим и не проживем вместе опыт горевания, дальше мы не пойдем и ни о каком «достигательстве» на данном этапе и речи быть не может.

Было бы крайне глупо и бесполезно задавать этому человеку «чисто-коучинговский» вопрос: «У тебя горе по собаке? Ты хочешь с этим справиться? А как ты хочешь это сделать? Перечисли самые лучшие для себя способы!». Где-то «фокусная», а где-то «просто терапия».

С другой стороны, уходить только в «некоучинговские» темы тоже достаточно бесполезно и опасно. Жизнь идет быстро, в современном мире мы, к сожалению или к счастью, не можем позволить себе «уйти в апатию на годик-другой», это невозможно, если у нас нет Спонсора, который оплачивал бы нам этот наш «милый каприз». Открою тайну: можно совместить. И в состоянии около-апатии можно заниматься «достигательствами» и подобным — чем-то таким, что можно измерить и ценность чего можно понять, пусть даже через перерыв «на апатию» и подобное.

Почему об этом всём коучи чаще не говорят? Как-будто спрашиваете Вы. Ответ простой и безоценочный: далеко не все коучи об этом знают. Потому и не говорят об этом. Этой информации нет в их картине мира. Нет в этом ничего плохого или хорошего. Сколько коучей — столько и коучинга. И у художников инструментарий один и тот же — кисти, краски, холст, одни и те же законы композиции, перспективы, колористики и т.п., а картины они создают разные.